Среда, 20.09.2017, 06:01
Меню сайта
null

Категории каталога
СТИХИ АЛЕКСЕЙ КУСТОВ [116]
ПРОЗА АЛЕКСЕЙ КУСТОВ [42]
ПЕСНИ АЛЕКСЕЙ КУСТОВ [6]
ЧЕРНОВИКИ АЛЕКСЕЯ КУСТОВА [8]
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Мини-чат
200

ТВОРЧЕСТВО

Главная » Статьи » АЛЕКСЕЙ КУСТОВ » ПРОЗА АЛЕКСЕЙ КУСТОВ

СКАЗ ОБ ИЗДАТЕЛЕ

 

                                        

СКАЗ О ИЗДАТЕЛЕ

 

Жил - был некогда один издатель. Мысль стать издателем зародилась у него в голове от голодной жизни, да от безденежья. Почитывал он как - то на досуге желтую прессу и умилялся тому, до чего ж низкосортной информацией потчуют ныне обывателя. А ведь есть и те, кто хотел бы найти в прессе и что - либо достойное, отвечающее уровню интеллекта человека с высшим образованием. Дома сидела молодая, красивая жена, да и дочь, недавно появившаяся на свет, тоже нуждалась в финансовом обеспечении. Но основной причиной, побудившей издателя начать свое дело, стала возможность безнаказанно воровать статьи и заметки из других газет и журналов и выставлять их как свои идеи. При этом отпадала необходимость держать при себе нескольких журналистов, труд которых пришлось бы оплачивать. Итак, насобирав, некоторую сумму, путем займов у знакомых, и, набрав множество пестрой и разнообразной прессы, наш издатель, усевшись за компьютер своего приятеля, принялся творить... Вначале газета не продавалась. Тот небольшой тираж, на который хватило финансов, умещался в двух клетчатых сумках, с которыми издатель сам пришел на газетный рынок. Никто не воспринял его там всерьез. Многие более предприимчивые люди пытали тогда счастье в издательском бизнесе, и еще одна газета была никому не интересна. Долго пришлось бегать по рынку нашему предпринимателю, рассказывая о достоинствах его издания. Некоторые клюнули, и дело закрутилось...

   Тот небольшой барыш, который издатель получал раз в три недели (а именно так выходило его издание) не оправдывал его надежд. Необходимо было искать иные пути реализации его планов.

 Тогда, проезжая в местном метрополитене, эти планы и были ему явлены в виде газетчика, зарабатывающего на хлеб, продажей прессы. Издатель, долго и упорно объясняя преимущества своего издания (прежде всего он пошел на ценовые уступки, что и заинтересовало подземного торговца) все - таки сумел втереться в доверие к нескольким людям.

   Шло время, и торговля, а заодно и реклама в метрополитене приносила свои плоды. Тираж вырос в десятки раз, что позволило редактору обзавестись собственной машиной и личным компьютером. Теперь деньги от продаж кормили всю его семью.  Тут бы ему и остановиться, да начать думать над тем, как расширить свой бизнес, но...

   Издатель был еще и философом. Когда - то его интересовали труды Шпенглера, Ницше, Гегеля, Шопенгауэра, Соловьева и Бердяева и теперь, как человек финансово обеспеченный он мог позволить себе роскошь углубиться в свое хобби. Тем более, он, осознав, что газета является и мощным инструментом воздействия на массы, жаждал донести до обывателя свои личные философские наработки. Постепенно в его газете стали появляться жиденькие статейки, с неясной канвой и смутными, ничем не подтвержденными выводами, казавшимися ему аксиомами. Подписывался под такими статьями он сам. Постепенно редактор вышел на круг людей, с соответствующими интересами, точнее они сами его нашли. В то время издатель уже обзавелся собственным офисом с несколькими компьютерами и нанял нескольких людей, работающих на газетном поприще. Гадалки, целители, маги и чародеи повалили в офис толпами. Каждый из них желал заманить клиентов именно к себе, каждый из них считал, что именно он избранный, познавший все тайны мироздания. Некоторые из номеров газеты стали настолько пестреть объявлениями подобных личностей, что сам издатель, несмотря на солидный барыш, полученный с рекламы, приходил в ужас. Но вскоре волна оккультных друзей покинула его. Дело в том, что у каждого из целителей, магов и гадалок, было свое собственное мировоззрение, собственные методы лечения и работы с клиентами. Наш же редактор, обладая изрядной долей эгоцентризма, желал и рекламодателей посвятить в свои убеждения. Причем таким образом, чтобы убедить их безоговорочно и безвозвратно в их неправоте. Таким образом, незримо, произошел конфликт убеждений. Ряды желающих прославиться через издание заметно поредели, а затем вообще сошли на нет. Оставшись в гордом одиночестве, издатель принялся за свое окружение (туда входили его друзья, знакомые и  несколько человек, занимавшихся версткой газеты и сопутствующей работой). Вначале, долго размышляя, издатель придумал для себя высокие и идеальные мотивы, которые якобы руководят его поступками и постепенно, сам, не замечая того, он перестроился и перестал понимать то, что его цели более банальны, чем он хочет это показать. Всему своему окружению он считал необходимым прочитать несколько своих проповедей  идейного содержания и следил за реакцией человека. Если товарищ одобрял идею, он признавался соратником, верным, праведным. Если же нет - человеку требовалось покаяние, исправление, признание своих ошибок, по сути заключавшихся лишь в том, что человек имеет свое собственное мнение. Постепенно, круг друзей издателя сильно сузился. Рядом с ним остались лишь те, кто или мыслил подобными категориями, или же был терпелив и снисходителен по отношению к редакторским выкрутасам. Постепенно, подобные высокие мотивы привели издателя в церковь. Здесь всегда было что почерпнуть. Газета, стала рупором нового его увлечения - православия, которое раньше редко захаживало на страницы издания. А знакомые его стали проходить очередной круг проверки на выдержку - теперь их убеждения тестировались по православному критерию. Причем этот критерий тоже определялся самим редактором. Там, где ему это казалось удобным, он находил оправдание практически любому греху, а тогда, когда настроение было не лучшим, любой мельчайший проступок человека, объявлялся страшнейшим, требующим немедленного покаяния злодейством. Затем следовало подробное разложение по полочкам всех душевных  характеристик и качеств человека со всеми его минусами. На робкие попытки возразить что - либо, издатель отвечал фразой из святого писания что « - Духовный имеет право судить обо всех, а о нем - никто". Духовным, естественно он считал себя. Со временем наш редактор начал замечать, что вся его жизнь проходит чудесным образом - когда долг за типографию так возрос, что печатать его уже не желали, находились доброжелатели, занимавшие ему определенную сумму, на погашение долга. Или когда денег на оплату квартиры, купленной в кредит не находилось и издателя собирались вышвыривать на улицу, нужная сумма чудесным образом находилась. В основном большая часть чудес была связана с финансами, хотя бывали и иные приятные совпадения и неожиданные знакомства, объяснить которые он мог только как чудо. Постепенно газета превратилась в узконаправленное издание православного характера, и тиражи резко упали. Но к тому времени редактор нашел несколько иных способов заработка денег. Практически паря над проблемами мира, и глядя на всех и на все своим духовным оком, он давал свои советы направо и налево, убеждая в своей правоте и навязывая незаметно для самого себя и окружающих свои мысли всем вокруг. Поражали и поддерживали издателя и его сны. После прочтения некоторых глубоких духовных книг, эффект от впечатления проецировался в царстве морфея причудливыми и витиеватыми формами и философскими изысками. Во всех снах он также оказывался глубоко правым во всех начинаниях и делах, там же ему являлись ангелы и пророки, говорящие о его избранности. Для оставшихся друзей это была еще одна проверка на прочность. Те, кто считал сны редактора откровениями свыше, признавались годными и достойными его дружбы, иные же отстранялись. Шли годы. Издатель старел, но убеждения, заложенные в него им же самим, мотивы, которыми он методом самообмана строил свою жизнь, не оставляли его. Бывшие друзья наведывали его, но все больше, как чудака, сумасбродного фанатика или эксцентричного философа. Относились к нему снисходительно - для приличия поспорив некоторое время, люди просто отстранялись от разговора, видя непреклонность мнения редактора. И даже исповедуясь перед смертью, он мыслил теми же категориями, которые руководили его поведением и формировали его личность многие годы. Почил он, оставив после своей смерти множество долгов и совершенно неподготовленных к соприкосновению с реальным миром жену и дочь.

  Предстала душа его пред очи Всевышнего в верховном судилище. И едва бывший издатель успел открыть свой рот, для оправдания, рядом возник и лукавый.

   "-Эта душа по праву моя"- заявил он Господу. Этот человек вознес свою гордыню излишне высоко, говорил о духовных истинах, но сам использовал их по своему удобству, осуждал людей, сам, будучи во грехе, извлекал материальную пользу от духовных благ, когда сказано: "Даром получили даром и отдавайте".

    Издатель не верил своим ушам.

   "-Но как же все чудеса твои, Господи, явленные в жизни моей? Как же все мои сны, пророчествовавшие о моей духовной правоте, о верности избранного пути?"

   "-Эти чудеса и сны были посланы тебе мной, ответствовал лукавый, чтобы искусить тебя, распалить твою гордость и не допустить на верный путь. И это удалось мне весьма легко".

Категория: ПРОЗА АЛЕКСЕЙ КУСТОВ | Добавил: khan (27.01.2010)
Просмотров: 188 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 4.7/3 |
Всего комментариев: 3
3  
Я за него рада.
Творческих успехов в поисках Музы)).

2  
Пока, слава Богу - нет.
Для того, чтобы ничего не случилось и был создан этот сказ

1  
Хм....Тайны Века закрыли?
что-то случилось с Сергеем?

Имя *:
Email *:
Код *: