Понедельник, 20.11.2017, 07:43
Меню сайта
null

Категории каталога
СТИХИ АЛЕКСЕЙ КУСТОВ [116]
ПРОЗА АЛЕКСЕЙ КУСТОВ [42]
ПЕСНИ АЛЕКСЕЙ КУСТОВ [6]
ЧЕРНОВИКИ АЛЕКСЕЯ КУСТОВА [8]
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Мини-чат
200

ТВОРЧЕСТВО

Главная » Статьи » АЛЕКСЕЙ КУСТОВ » ПРОЗА АЛЕКСЕЙ КУСТОВ

КНИГА ДЕМОНОВ

Билл Грей торопливо шел по улице. Его старые потертые сапоги хлюпали по лужам, временами поскрипывая, когда приходилось перепрыгивать через «водные преграды». Большие пузыри на лужах вздымались вверх, словно купола фантастических городов и тут же оседали, медленно , но верно внося новые и новые капли в грязную муть. Сверкающие клинки молний рассекали небесную мглу, освещая ночной город, каждую улицу, каждый закоулок призрачным  голубоватым светом, бросая временами причудливые тени на стены домов. Билл испуганно оглянулся, когда очередная вспышка в сером небе высветила несколько мужских силуэтов невдалеке, но тут же облегченно вздохнул – это были не они. Хотя вполне может быть, что негодяи где–то неподалеку и только и ждут, как бы напасть на него и избить.

Неизвестно почему он «понравился» местным парням  - и они всегда старались задеть Грея – не ударом, так хоть словом. И почему  они выбрали его? Будучи больным человеком, он не мог позволить себе многого, да и жил он в одном из самых дешевых районов, в небольшой хижине, построенной когда – то его отцом. Всего двадцать лет назад Билл имел прекрасную семью – отца, работающего день и ночь и все же всегда веселого и мать – прекрасной души женщину, всегда милую и общительную. Как переменилась его жизнь с тех пор! Несчастья приходили одно за другим – вначале умерла мать, а вскоре и отец, вероятно не пережив потери жены. А через два года Грей почувствовал, что теряет зрение. С каждым днем он видел все хуже и хуже. Врачи говорили, что нужна серьезная операция, но денег на нее у Билла не было, и он решил доживать свои годы, пока не ослепнет окончательно. Скопив денег, он купил специальные очки, сильно увеличивающие, и всю свою оставшуюся жизнь был вынужден не расставаться с ними. Он вспоминал о прошлом с непередаваемой тоской, грустью, осознавая, что все это не вернется…

Поправив старую измятую шляпу, Грей свернул в переулок. Тусклые огни люминесцентных ламп едва освещали мостовую, музыка доносилась из какой –то забегаловки, но грохот грома заглушал ее… Очередная вспышка молнии осветила переулок и, сквозь завесу дождя Билл увидел четыре фигуры, - да, это были они, его преследователи. Они видимо давно здесь ждали, заранее приготовившись – в руке у каждого была увесистая бейсбольная бита, их лица излучали ярость и непередаваемую злобу, злобу на людей. Огромный рыжий детина, стоящий во главе, усмехаясь, двинул навстречу своей очередной жертве. Грей остановился и, недолго думая, пустился наутек, оставляя позади улицы, кафе, бары. За спиной слышался тяжелый грохот сапог – его преследователи мчались за Биллом, яростно размахивая в воздухе битами, выкрикивая ругательства в его адрес. Беглец чувствовал, что начинает задыхаться – одышка медленно охватывала легкие мучительными спазмами, кровь стучала в висках. Но, несмотря на все это он бежал, так, как чувствовал, что сегодняшняя встреча с «рыжим» и его бандой может кончиться плачевно. Громилы медленно, но верно настигали Грея, как он ни старался от них оторваться, все ближе и ближе приближаясь к нему. Дорога перешла в автостраду. Билл мчался по тротуару, отталкивая одиноких прохожих со своего пути. Мимо проносились машины, обгоняя человека в засаленном пальто и шляпе, окатывая его с ног до головы тысячами грязных капель, вылетающих из – под колес.

Из темноты выступили очертания моста – огромная стальная масса монументально возвышалась над мутной черной водой, покоясь на гигантских бетонных опорах. Люди называли этот мост  мостом мертвых, потому что слишком уж много жертв катастроф и просто самоубийц повидал он на своем веку. То машины столкнуться друг с другом, корежа металл и человеческие судьбы, то отчаявшиеся найти счастье в этой жизни прыгали с огромной высоты в неглубокую реку, разбиваясь насмерть. Билл вспоминал обо всем этом, как бы невзначай, когда его сознание думало совсем о другом. И вдруг апатия охватило его. Все годы его жизни пронеслись перед ним и мелькнула мысль –а был ли я счастлив когда – нибудь? Безусловно, в юности, когда он был здоров, когда его родители были живы, когда…А что же теперь? Я одинокий, больной, не могу содержать себя, да и люди ненавидят меня, хотя я не сделал им ничего плохого. Почему я такой никчемный? Почему? Слезы потекли по без того мокрым щекам Грея и горестное ощущение, что он не нужен в этом мире никому, охватило его. –Да, я умру, но умру сам, сам распоряжусь своей жизнью, потеряв ее не потому, что так хочет кто – то , а потому что этого хочу я сам – подумал он.  Билл свернул к ограде и встал на нее ногами, держась рукою за конструкцию моста. Под его ногами где –то внизу лениво текла речка, слабо поблескивая под яростными всполохами молний. Громилы остановились в паре метров, изумленно глядя на самоубийцу. Им как –то не верилось, что такой щупленький, слабый человек может иметь такую большую силу воли, чтобы оборвать свою жизнь. Четыре пары глаз глядели на Грея, буквально буравя его взглядами. Он решился. Сначала отпустил руку, держась исключительно на ногах, затем уверенно оттолкнулся и слетел вниз, в журчащую мглу, навстречу своей судьбе, навстречу своей неизменной гибели. И лишь в последнее мгновение, когда муть воды была совсем уже близко, в голову Билла пришла мысль – А все – таки напрасно я все это сделал. И он был прав.

 Рыжий по имени Джон проводил взглядом тело, исчезнувшее во тьме и, отойдя от перил моста, злобно сплюнул сквозь зубы и процедил – Псих. Пойдем , ребята.  И громилы двинулись за ним, огорченные тем, что задуманное прошло не так, как они хотели, что забава не удалась.

  Холодная осенняя вода речки расцвела фейерверком брызг и впустила в свои недра отчаянно кувыркающегося человека, сомкнувшись мрачной пеленою у него над головой. По какой – то невероятной случайности или по каким – то другим, никому не ведомым причинам, Билл остался жив, на разбившись о мелкое и близкое к поверхности дно. Он отчаянно заработал руками и ногами, выплывая на поверхность. Наконец, вода выпустила Грея из своих объятий и он, наконец – то вдохнул полные легкие ночного свежего воздуха. Тут же он почувствовал, что чего – то не хватает, чего – то очень важного, к чему он привык, как к каждодневной мелочи, но мелочи, столь привычной и необходимой, что все вокруг показалось непонятным и незнакомым. Очки! Те, на которые он копил несколько месяцев, экономил на и без того скудной еде. Те, без которых он практически ничего не мог разглядеть, которые были его визой в мир четких красок и образов. Теперь, когда он чудом спасся, Билл осознал, что очки – вторая по важности вещь в его жизни, после нее самой. Он поднял лицо к небу и губами, с которых скатывались капли, прошептал – Боже, я совершил глупость, но Ты спас меня, помоги же мне и теперь, когда я потерял такую ценную для себя вещь.

С этими словами он набрал полную грудь воздуха и нырнул на дно реки. И без того слепые глаза абсолютно ничего не видели в мутной мгле ночной реки, но каким – то непостижимым образом разглядели дно невдалеке от поверхности. Грей устремился туда. Вскоре он уже шарил дрожащими от волнения руками по песчаному дну реки. Несколько бутылок и консервных банок, попавшиеся ему на пути, он раскидал в стороны, чтобы не мешали, там , где искал. Заканчивался воздух, и Биллу пришлось всплыть. Отдышавшись, он вновь нырнул на дно, ничуть не теряя надежды. Руки натыкались на всякие посторонние предметы на дне, но очки он никак не мог найти, как ни искал. Ныряя в очередной раз, Грей уже начал терять надежду. Его руки внимательно ощупывали каждый сантиметр дна, каждый бугорок на нем, каждую ямочку.

Внезапно, пальцы нащупали что – то прямоугольное, какой – то предмет частично закопанный в песок. Кончики пальцев дернули за край, освобождая от тяжести песка нечто, чего ему не было видно. Вынырнув наверх, Билл отбросил предмет на берег, куда он тихо шлепнулся, затем вновь нырнул в воду. Теперь, уже практически  потеряв надежду, он обшаривал дно уже как – то уныло , по какому – то наитию. Плечом он вдруг задел тростинку, растущую со дна и тянущуюся вверх. И, вдруг почувствовал, как что – то слегка ударило его по носу. Грей понял, что это что – то упало сверху, с тростинки. Он опустил руки ко дну и почти сразу же нащупал свои очки. Не помня себя от радости, он взял их и всплыл на поверхность. Задыхаясь, он доплыл до берега и в изнеможении упал на землю, судорожно глотая воздух.

Дождь все еще шел, и уже более редкие голубые молнии вспарывали ночное небо феерическими корнями небесного дерева, удары грома раскатами грохотали по земле. Отдышавшись, он хорошенько выжал свою одежду, а потом, надел свои очки, которые так долго искал. Собравшись, Билл решил уже идти, как вспомнил о другой своей  находке. Безмерная радость от вновь приобретенных очков, затмила остальные чувства на некоторое время. Теперь же Грей нагнулся, поднял вещь и взял ее в руки, внимательно осматривая. Это была книга. Ее твердая обложка была из материала, напоминавшего дубленую кожу. В центре был изображен круг, внутри которого были начертаны непонятные символы яркой белой краской. Билл раскрыл книгу и в тот же момент, вспышка молнии осветила страницу, но как Грей ни всматривался, он не мог разглядеть ничего на листе. Захлопнув книгу, он сунул ее под мышку и медленно побрел домой, промокший насквозь, несчастный и чуть не потерявший все самое ценное в жизни и вновь обретший и жизнь и очки.

Дом встретил его серостью стен и холодом, пронизывающим все кости. Стуча зубами, Билл разжег камин и разложил свою одежду сохнуть, а затем, сам устроился рядом, возле весело играющих огоньков пламени. А дом начинал согреваться и превращаться из серого барака в уютный уголок, пристанище и жилище одинокого и несчастного человека. От всего пережитого Грею страшно захотелось есть и он притащив к камину мешок с сухарями, принялся за них. Откусив кусок от очередного сухаря, он снова вспомнил про свою находку. Взяв ее в руки, Билл принялся внимательно изучать фолиант. Теперь книга казалась такой новой, будто бы ее недавно напечатали. Кожаная обложка была твердой, слегка шершавой и даже чуть попахивала типографией. Круг, с непонятными знаками в нем, чуть ли не сиял – настолько он был ярко – белым на фоне пепельно-черной обложки. Но, хоть все казалось столь новым, где-то в сердце, каким-то шестым чувством, Грей знал, чувствовал, что этому произведению искусства не один век. Несло от книги какой – то неведомой тайной, необъяснимой загадкой, которую он хотел разгадать. Билл открыл книгу. Он мог поклясться, что видел у реки чистые, белые страницы, а теперь… Теперь они были испещрены мелкими закорючками, как те, которые были на обложке. У заголовков и в самом начале, по-видимому в прологе, буквы были покрупнее – заглавные. Грей осмотрел всю книгу – везде были непонятные ему значки, а в самом начале было семь рамочек, в которых по – видимому должен был что – то изобразить художник или писарь, но то ли забыл, то ли не успел. Внизу, под рамками было небольшое пространство, вероятно для того, чтобы написать комментарии к рисункам. Билл стал сожалеть, что не может прочитать не слова в книге, но тут же подумал, что может сдать ее в музей или в антикварную лавку, где знают цену таким вещичкам древности. Он взял в руку сухарь и откусил от него кусок, но тут же чуть не подавился от того, что он увидел. Будто бы невидимая волна прошла по страницам, словно листы – вода, а буквы на них – отражение. И в эту воду вдруг, словно кто-то бросил камень, от которого пошли круги. Невероятно, но буквы на страницах начали меняться, - вначале неясные, как закорючки, теперь они превращались в стройные ряды английских слов, с детства знакомых Грею. С великой радостью он наблюдал эту метаморфозу, не осознавая, правда, и не понимая причины по которой это чудо происходит. Наконец, рябь на страницах исчезла и, открыв книгу в самом начале, Билл начал читать большие буквы:

 

Нас было семеро, и нам не нравился порядок, существующий на небе. Тогда мы подняли бунт. Но их было больше, и нас победили, сослав сюда, на Землю. Здесь мы учили людей колдовству и черной магии, становя их на наш путь, но нас изгнали и отсюда. Перед тем мы успели написать эту книгу, вложив в нее часть своей силы и могущества. Тот, кто владеет ей – владеет всем. В этом мы – Астарот, Акибел, Люцифер, Асммодей, Белиал, Астарта, Сатана – клянемся.

 

Дальше был указан год, состоящий как ни странно из девятизначного числа и краткое упоминание об атлантах. Грей кое – что слышал об этой расе, но знал, что это было очень давно, около пятнадцати тысяч лет назад, ну а год, обозначенный в книге, он вообще не мог себе представить. Какие люди могли жить тогда, и какая была письменность три миллиарда лет назад? Нет, все это пожалуй бред. Может какой – то фантаст или мистик так начал свою книгу? Но имени автора нигде не было, а дальше в книге были лишь заклинания «на все случаи жизни». В некоторых из них Билл углядел явное дьяволопоклонничество. Будучи, как и  все люди достаточно любопытным он начал листать книгу, внимательно всматриваясь в заголовки. «Абракадабра», «Белая горячка», «Ведьмы», «Вурдалаки»… Так он дошел и до главы, где черным по белому было написано «Глаза». Эта глава была одной из самых главных в жизни Грея. С большим сарказмом, но и не меньшим любопытством он отыскал нужное заклинание и начал его читать: «АЙЕ САРАЙЕ, АЙЕ САРАЙЕ ,СЭТ…» Дочитав, как и ожидалось, он не почувствовал никаких перемен. Со вздохом Билл захлопнул книгу и отложил в сторону, навсегда разуверившись в силе колдовства. Вдруг он почувствовал, что ему становиться тяжело смотреть – перед глазами стояла бело – молочная пелена, закрывая все впереди. Грей скинул очки и – О, чудо! – он прекрасно видел – каждое бревно в стене, каждую царапинку, освещенную отблесками горящего камина – он видел все без очков. Что же случилось? Что произошло? Биллу приходила в голову лишь одна мысль, объясняющая происходящее – книга действительно имеет силу. Он поднял ее и на этот раз стал рассматривать более внимательно и тут же заметил одну особенность, которой не было раньше – одна из рамок уже не была пустой – внутри нее было изображено нечто – некое существо, во многом схожее с человеком, но во многом и отличное от него. Чего стоило лишь одно лицо – безумный взгляд маленьких глаз, казалось пронзающий насквозь. Остроконечные уши летучей мыши, огромные белые клыки дикого леопарда, приготовившегося к смертельной схватке. Руки, ноги, лапы, когти, крылья, рога – все было в этой фигуре. Внизу под рамкой небольшими кроваво – красными буквами появилась надпись: АСМОДЕЙ. ДА СБУДЕТСЯ Т ВОЕ ЖЕЛАНИЕ ВО ИМЯ ЗЛА. ПЕРВОЕ ИЗ СЕМИ. ГЛАЗА. Билл все понял. 

 

П Р О Ш Л О     П О Л Г О Д А

 

 Огромные, мрачные, но в то же время изящные и величественные стены этого архитектурного строения потрясали своею грандиозностью и неприступностью. Здание уходило на сотни метров в высоту, будучи уникальным творением человеческой мысли и нечеловеческой работы. Оно совмещало в себе все то, что до сих пор не могли соединить – изящную отделку дворца, турецкого хана и мощность китайской стены, современный дизайн и неисчислимое вооружение. Ко всему этому, проникнуть в сердце здания было практически не  возможно: десятки рядов колючей проволоки, несущей высокое напряжение, камерами с лазерными установками, психоблокираторы, химическое оружие, спецвирусы, боевая техника и сотни охранников – все это стояло на страже этой гигантской резиденции самого богатого и знаменитого человека в мире. В этом здании совмещалась корпорация, которая за последние полгода буквально из ниоткуда появилась на свет, имея неисчислимые богатства – тысячи тонн золота, сотни килограммов алмазов и множество остальных видов драгоценностей. Остальные компании были неконкурентоспособны по отношению к ней, полностью признав свое поражение.  В общем, теперь компания « ГРЕЙ КОРПАРЕЙШЕН» была самой большой и богатой компанией мира. Как ручейки вливались в реку, многие мафиозные кланы соединялись с ней, считая, что если они этого не сделают, то просто погибнут. Итак, эта компания имела все.

Огромное окно из бронированного  стекла светились мягким желтоватым светом. Почти весь этаж занимал громадный кабинет, усланный сотнями мягчайших персидских ковров; на стенах висело множество шкур диких животных, а чуть выше – головы этих созданий. Все вокруг было компьютеризировано и чтобы что – то  сделать – вызвать кто – то или найти необходимую информацию, стоило лишь нажать одну – две кнопки. Небольшие сканеры следили за порядком в здании, передавая информацию на монитор в кабинете и в комнату охраны.

 За большим столом из красного дерева сидел человек лет сорока – сорока пяти. На нем был черный бархатистый костюм – элегантные брюки и изысканный смокинг, из – под которого выглядывала белая кружевная рубашка из тончайшего шелка. Лицо человека было слегка покрыто тонкой и едва заметной сетью паутинок, придавая ему неуловимо – мудрое выражение. Тонкие жесткие губы и отчего – то грустные глаза говорили о том, что этот человек многое пережил и познал в своей жизни.

Билл встал из – за стола и медленно, неуверенно прошел по кабинету, словно это была не его резиденция. Он остановился перед огромной картой мира, находящейся на стене. Сотни лампочек светились на ней, обозначая крупнейшие города и торговые центры мира. Нажав на одну из них, известную лишь Грею, он привел в движение тайные механизмы и вся карта медленно отползла в сторону, обнажая сталь сейфа. Сканеры на нем определили идентичность сетчатки глаза и отпечатков пальцев и, дав утвердительный ответ, метровая дверь легированной стали с громким щелчком, открылась. На небольшой возвышенности, освещенная ярким светом лежала книга. С благоговением Билл взял книгу и открыл.  Страницы, как и полгода назад, да и пожалуй, как миллионы лет до этого, были такими же и ничуть не изменились, разве что в четырех из семи когда – то пустых рамок появились изображения. Страшные демонические фигуры полулюдей – полузверей с немыслимыми конечностями и нечеловеческими лицами, - все они глядели, с какой – то злобной ненавистью и непередаваемой усмешкой, таящей в себе нечто непознанное, тайну сил зла, которую люди, как ни пытаются, раскрыть не могут до сих пор. И хотя в этой книге зло открыло все свои тайны и даже дало человеку возможность, владея ими осуществлять свои заветные желания, все равно не верилось, что демоны рассказали людям все. Слишком уж неясно все было, слишком уж непонятны были их лица и уж очень хитро они скалили свои клыки и гримасничали. Из рамок на Грея смотрели – АСМОДЕЙ, АКИБЕЛ, АСТАРОТ и ЛЮЦИФЕР. Именно им Билл был обязан тем, что у него было – положение в обществе, богатство и всемирная известность. С их помощью он перестал сомневаться в себе и даже начал скорее гордиться и уважать себя. Он ощутил в себе силы моральные и физические, чувствовал себя прекрасно как никогда. Каждый его палец, каждый волосок словно был пропитан неведомой силой , которая струясь и разливаясь по всем мышцам, наполняла их невероятной мощью и крепостью. А быть может это деньги сделали его таким? Теперь он уважал сильных людей и считал себя одним из них. И, действительно, Грей стал намного сильнее, поняв это, он в минуты отдыха занимался тренировкой своего тела. Вначале его заинтересовала вольная борьба  и он часами просиживал в зале, глядя на бои, а затем решил опробовать себя в этом новом амплуа. И достаточно успешно. Много побед было на его счету и Биллу это нравилось, он полюбил борьбу и победу. Так за полгода из обиженного судьбой нищего Грей превратился в самого богатого человека в мире, уважаемого, влиятельного, да к тому же достаточно неплохого бойца.

Билл спрятал книгу и не спеша, вышел из кабинета. На лестничной площадке он вызвал лифт и войдя в него, нажал на кнопку с цифрой 1. Лифт быстро заскользил вниз. У входа ему отсалютовали охранники и, в сопровождении телохранителей, он сел в роскошный «линкольн», который подъехал за ним, остановившись у самого входа. В машине он расслабился и, откинувшись на спинку сидения, немного вздремнул. Ему надо было быть свежим на ринге, чтобы победить такого мощного противника, как Эш, который выглядел намного сильнее, чем Билл и к тому же был моложе. Машина остановилась перед дверьми, освещенными сотнями ярких огней, сверкающих разноцветными цветами. Водитель открыл дверь – вначале вышли телохранители, а затем и сам Грей. Огромная  толпа восторженными криками встречала его. Слышался свист, улюлюканье, крики, хлопанье ладошей и вокруг – то тут, то там, вспыхивали фотовспышки. Биллу сообщили, что его противник уже ждет. И, правда, он увидел «Кадиллак», который несомненно принадлежал Эшу на углу здания. Он вошел внутрь.

Ринг был ярко освещен. Множество людей наблюдали за ним – зрители, участники, спонсоры и жюри – все с нетерпением ждали начала представления. Противник уже стоял на ринге, в ожидании облокотившись на угол и закинув ногу за ногу. Как всегда он был пунктуален. Не теряя даром времени, Грей под громкий шквал аплодисментов вышел на ринг и тоже стал в углу. Появился судья – высокий худощавый человек в шелковой рубашке, с вытянутым лицом. Рефери прекрасно знал обоих противников, потому что не в первый раз встречался с каждым из них по отдельности. Но вместе такие сильные противники сошлись впервые. Судья не брал взяток и оба противника прекрасно знали об этом. Да они бы и не попытались подкупить его, ведь, в основном, борьба предстояла честная и касалась чести бойцов.

Огромный, грузный мужчина, одетый в кимоно, поднял увесистый молот и, что было сил, ударил им в гонг. Поединок начался.

Эш Мерфи сразу же набросился на противника, стараясь сбить Грея с ног, но тот отпрыгнул в сторону и провел удар противнику по ногам. Боец упал, но тут же сгруппировался и, прокатившись по рингу, вскочил на ноги, готовясь нанести очередной удар. Но Билл прыгнул первый и его точный размеренный удар  оставил яркий отпечаток ноги на щеке Эша. Тот не растерялся и нанес мощный удар по ногам, только что приземлившегося противника и Грей, не выдержав, упал. Мерфи замахнулся, но соперник уже успел подняться и снова стоял в стойке…

Первый раунд окончился без чьей – то явной победы. Сидя в своем углу и переводя дыхание Билл заметил, что Эша обнимает красивая молоденькая девушка – его жена Роксолана. Она, бесспорно была прекрасна – гибкое тело, белокурые длинные волосы, большие красивые глаза и очаровательная улыбка. К сожалению для этой девицы главное в Мерфи были его деньги. Он был крупнейшим наркодельцом в штате и имел достаточно немалый доход, чтобы позволить себе многие. Он был достаточно смел и уверен в себе, чтобы имея огромные деньги, самому сражаться на ринге. Вновь зазвенел гонг и судья объявил начало второго раунда.  Противники кинулись друг на друга, словно дикие быки, а фоторепортеры удовлетворенно потирали руки, когда им удавалось заснять удачный эпизод борьбы. Они предвкушали какими заголовками будут завтра пестреть все газеты. Удары, блоки, выпады, контрблоки так и сыпались, как из рога изобилия. Никто не хотел сдаваться. Тем более что от победы зависела еще и честь бойца. Проигравшему придется надолго уйти в свое логово и залечь, а  в лучшем случае надеяться на матч – реванш. Бой становился все яростнее и ожесточеннее, когда судья объявил тайм – аут. В перерыве Билл еще раз взглянул на девушку Эша, но она заметив его взгляд лишь отвернулась, презрительно фыркнув. Успокоив дыхание, Грей, едва заслышав удар гонга, сразу же бросился в бой. Соперник тоже разошелся не на шутку. Руки, ноги и тела мелькали с неимоверной скоростью, так, что было тяжело понять, кто в данный момент занимает более выгодное положение. Билл чувствовал, что начинает проигрывать, а потому, дрался с еще большим ожесточением. Эш нанес мощный удар в плечо и Грей откатился в сторону, одновременно нанося удар по ногам противника. Тот высоко подпрыгнул и нанес тяжелый удар в грудь Билла. Грей почувствовал какой – то шум, затем почувствовал резкую боль в области сердца и потерял сознание. Очнулся он через несколько секунд на ринге и первым, что он увидел, были лица, склонившихся над ним врачей. Он понял, что проиграл. Боль в сердце была страшной, а врачи утверждали, что жить самому богатому человеку остались считанные часы. Многие тут же предлагали различные операции на сердце, но Билл знал, что за пару часов его не успеет спасти никто. У него оставалась лишь одна надежда.

-«Отвезите меня в мой офис» – повелительным тоном произнес он.

 –«Но…- замялись врачи, - мы обязаны помешать вам, мы должны оберегать ваше здоровье. Ведь мы принимали клятву Гиппократа и ни в коем случае не допустим, чтобы вы ехали в офис. Вам надо в лучшую больницу.   

- Оставьте меня, произнес Билл, - я выздоровею, а вам, если оставите меня в покое, щедро заплачу.

     - Никакие деньги не стоят человеческой жизни, - с гордостью произнесли врачи заученную ими фразу.

-       Никакие ? – Грей злобно сверкнув глазами и, достав из бумажника чек, поставил на нем свою роспись. Вот вам.   Взяв чек, врачи взглянули на него и замерли, пропуская вперед Билла. Их глаза были огромными, а рты -  широко открытыми – на чеке стояла цифра с девятью нулями.

   Машина сорвалась с места и понеслась по городу с неимоверной скоростью. Подъехав к своей резиденции он беспрепятственно проник в здание и, вызвав лифт, поднялся на свой этаж. Немного волнуясь и превозмогая боль в сердце, Грей стал открывать сейф. Книга, как всегда была неизменной – как и раньше она была такой новой, что о ее листы можно было порезаться. Как и в первый раз, от нее пахло типографской краской и … непознанным, тайнами тысячелетий, загадками неба и земли. Трясущимися руками Билл начал листать страницы, когда еще один удар сердца повалил его на пол. Он открыл глаза через несколько минут, - было трудно дышать. Поднявшись, Грей пролистал несколько страниц и все же нашел то место, где большими, заглавными буквами было написано – «ЖИЗНЬ».

-       «СЭМ, СТОУНЕК, РУАХ, АРТЧ, ТАУ…» - начал читать он. Закончив, Билл отложил книгу в сторону и облегченно вздохнул – теперь он был абсолютно спокоен за свою жизнь. И действительно – через несколько секунд Грей уже чувствовал себя превосходно. Билл открыл начало книги – в пятой рамке злобно скалила зубы Астарта. Снизу появилась надпись – Да сбудется твое желание во имя зла. Пятое из семи. Жизнь. Вновь оживший сел за стол и стал обдумывать план мести. Вскоре Грея осенила прекрасная идея, вследствие чего в книге появилось еще одно изображение – демона Белиала.  Билл стал намного умнее и теперь захотел, чтобы любая женщина, которую он захочет стала его. И, теперь, полностью уверенный, что его желание исполнится, он стал думать о Роксолане – девушке его соперника по рингу. Он вспомнил её пленительные черты – волосы, чарующие глаза, восхитительную улыбку и тугие груди, требовательно упершиеся в облегающее платье. И он действительно захотел эту женщину, страстно возжелал её. Сидя в полутемной тишине своего огромного кабинета, Грей думал о том, насколько он доверился книге, насколько он доверял этому нечеловеческому творению. Теперь она полностью управляла его жизнью, дала ему практически всё, что нужно человеку для полного благополучия и счастья. Книга была для Билла всем. И даже несмотря на то, что у его осталось лишь одно желание и ему больше не надо было ничего, несмотря на это всё, желание оставалось желанием. Любым.

-       Вскоре один из экранов осветился, и на нем появилось изображение офицера охраны. «Сэр,- начал он, - тут к Вам одна девушка». « Впустите её, - повелительным тоном сказал Грей, -я её жду». Военный поклонился, и экран погас. Через двадцать минут мучительного ожидания он услышал быстрое и громкое цоканье каблучков по коридору, а потом двери отворились, и в кабинет вошла она…Роксолана была во всем черном, что подчеркивало её белокурые волосы, её прекрасное лицо. Как всегда, её красота была неподражаемой. С трудом сдерживаясь, Билл сглотнул.

-       «Здравствуй, - хрипло сказал он, - зачем ты пришла?» Она опустила голову. «Ты нужен мне, я поняла это. Не знаю, что на меня нашло, быль может, я влюбилась.»

-       « Детка, - Грей протянул ей руки, - иди ко мне» Она приблизилась и он крепко прижал к себе теплое трепещущее тело. «Я хочу тебя»,  прошептала она. Их губы слились в поцелуе, и они опустились на диван, безудержно лаская друг друга. Страсть затмила всё – рассудок, разум, пространство и время. Ничего больше не существовало, кроме их самих, кроме их ласки, страсти и их любви. Вскоре всё было кончено. Любовники лежали рядом обнаженные. Былая страсть улеглась и превратилась в нежность. Но вселенная еще кружилась перед их глазами, и им не надо было ничего больше. А особенно мужчине.

 Тишину и спокойствие нарушил звонок видеофона. Билл решил не поднимать трубку, но звон был слишком настойчивым и требовательным, никак не желая угомониться. Вздохнув, Грей поднялся и включил аппарат. На экране появился Эш. Несмотря на радость победы, его лицо было суровым, словно сталь и мрачным, как туча. Он пристально смотрел на Билла.

«Я знаю, что она у тебя , подонок,- заявил он  - не смей даже отрицать этого. Приезжай немедленно с Роксоланой к отелю « Питсбург», я буду ждать. Если, конечно , ты не боишься». По его лицу скользнула презрительная улыбка, и  видеофон отключился. Билл глянул на диван. Девушка безмятежно спала. Её грудь то вздымалась, то опадала, блаженная улыбка была на её прекрасном личике. Он открыл сейф и взял в руки книгу – кто знает, чего можно ожидать от соперника, к тому же ещё и «рогатого». Дав необходимые распоряжения, Грей спустился вниз и сел в свою машину. «К отелю «Питсбург»», - коротко сказал он водителю. Ехать пришлось долго , потому что отель находился в противоположном конце города, и Билл, откинувшись на мягкое сиденье и поглаживая поверхность книги, предался размышлениям. Он думал о том, как нравится ему Роксолана и о том, как нравится ему Роксолана и о том, что не отдаст её ни за что. А опасаться ему было нечего – он имел все, что необходимо человеку для счастья. Да и книга была с ним, а там – еще одно, последнее желание. Так что опасаться нечего. Но уже подъезжая к отелю, Грей понял, что что-то неладно. Вокруг не было ни одной живой души, мертвая тишина стояла и вокруг самого отеля, но было в этой тишине что-то зловещее, отпугивающее.

«Притормози», - тихо сказал Билл водителю, и машина медленно остановилась. Не было слышно ничего, кроме завывания ветра. Но внезапно улицы ожили, их заполнил грохот и лязг техники, и изо всех переулков показались танки. Их было около десятка, они окружили машину со всех сторон, не оставляя ей выхода. Впереди, сверху на танке стоял Эш Мерфи и сверлил угрюмым взглядом автомобиль соперника. Водитель испуганно озирался по сторонам и считал, что его дни сочтены. Грей несколько изумленно взглянул на улицу. Держа в руках мегафон, Мерфи стал говорить. « Где моя Роксолана, я ведь говорил тебе, чтобы ты её привез?!!» Увидев лицо Билла в автомобиле, Эш побагровел  и нервно сжал кулаки. «Она любит меня и я не отдам её тебе, - гордо сказал Грей, - ни за что». «Тогда выходи и сразись со мной и моей маленькой армией» , - мрачная ухмылка скользнула по лицу Эша, - ты же у нас сильный». Билл задрожал от бессильной злобы, и от того, что его так легко поймали. Ему хотелось сейчас стать действительно сильным, настолько, чтобы суметь самому разгромить эти танки, превратив их в металлолом. Дуло танка нацелилось на машину, глядя отверстием, зияющей чернотой прямо в лицо Грею. Тот невозмутимо глядел перед собой, прямо в лицо неминуемой гибели и, казалось ничего не волнует его. Мерфи опешил, увидев такое безразличие. – « Тебе что, не дорога жизнь?» - удивле

Категория: ПРОЗА АЛЕКСЕЙ КУСТОВ | Добавил: khan (12.05.2010)
Просмотров: 163 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: